?

Log in

   Journal    Friends    Archive    Profile    Memories
 

Простые истории.

апр. 10, 2012 10:21 pm Волшебники.

Когда-то давно, кажется, ещё до начала времён и эпохи свободы слова, когда под гнётом цензуры, взрослые снимали гениальные фильмы. Ещё до эры всеобщего скудоумия и всепоглощающей жажды наживы, в те самые времена, которые нынешние люди считают выдумкой, маленьким детям читали сказки. В то благословенное время любой ребёнок, даже если его разбудить в три часа ночи, мог легко сказать, где хранится кощеева смерть и в каком порядке следует ловить животных, чтобы добраться до неё.
В общем, чтобы окончательно стало понятно о каком времени идёт речь, скажу, что в те времена были известны и иногда работали такие заклинания, как «Снип снап снурре пурре вазелюрре», «Бамбара чуфара лорики ёрики пикапу трикапу скорики морики» и даже таинственное «Мутабор».
Сказки читали, снимали, смотрели, слушали и иногда сочиняли. А самое главное, в сказки верили. Ну а что за сказка без волшебства? Это как Безруков без Есенина – не бывает такого. А там где есть волшебство, обязательно должен быть и волшебник. Причём не импортный малохольный очкарик с друзьями, махающими своими палочками, как джедаи мечами, а добрый и мудрый убеленный сединами бородач, вроде Чурова только добрый. Как Гендальф.
Всякому известно, что волшебники часто появляются среди людей, да испытывают их на доброту и сознательность. Особенно любят они проверять добрых молодцев.

Идёт такой молодец по улице, под ноги не смотрит да пивасик посасывает. А ему на пути как будто из-под земли вырастет дедушка волшебник. Они, волшебники, страсть как любят из-под земли-то вырастать. Человек, понятное дело. Не знает, что это волшебник, да и скажет ему что-то гадкое
- Посторонись старый пень, не видишь, человек по делам идёт, – а у самого никаких дел и нет, он просто так праздно шатается.
- Молодой человек, - как будто не заметив грубости, попросит у него дедушка, - бутылочка у Вас освободилась?
А молодой человек глянет на него презрительно, да и выкинет пустую бутылку в урну. Или даже мимо, на асфальт. И даже не выкинет, а швырнёт, чтобы разбилась она на миллион осколков.
И пойдёт себе дальше. Не зная, что упустил свой шанс на чудо. Вот отдал бы он волшебнику бутылочку, а взамен получил бы что-нибудь полезное. Например, ковёр самолёт. А так, хорошо, если его в червяка не превратят за неуважительное отношение к пенсионеру.

Или вот такой случай. Идёт по своим делам другой посторонний человек, подходящий под описание, несёт в руке пакет с бананами и размышляет, как он сейчас придёт да съест все бананы дома на балконе, щурясь под лучами яркого весеннего солнышка. А дедушка его окликнет тихонечко и попросит:
- Угости, внучек, меня старого больного человека. Не пожалей для дедуси фрукта заморского, - и жалобно так в глаза заглянет. А молодец, ни слова не говоря, возьмёт, да отдаст деду всю связку вместе с пакетом. Тем более что бананы теперь совсем дешёвые стали, а пакет к ним в магазине и вовсе бесплатно прилагается.
Тогда волшебник поймёт, что молодец действительно добрый и отблагодарит его советом или ещё чем-то бесполезным. А уж, когда после этого услышит в ответ: «Спасибо»,- то и настоящую волшебную штуку подарит. Может даже шапку невидимку. Чтобы можно было за девками в бане подглядывать.

Так что я, как и всякий другой ребёнок, воспитанный на сказках ждал встречи с волшебником и старался всячески угодить незнакомым старикам подозрительного вида. Никогда не упуская возможности место в метро уступить, или руку в автобусе подать. А уж сколько тележек разным бабушкам я по лестницам в метро перетаскал, тонн на восемь, не меньше. Однако время шло, волшебники мне не попадались, а если и попадались, то испытывать меня не спешили. Я ещё совершал иногда добрые дела, но скорее по инерции, по привычке что ли. Так я сначала вырос, потом состарился. Мне исполнилось тридцать, я совсем перестал верить в чудеса и Деда Мороза. Однажды покупая вместе с одной хорошей девушкой ей в подарок кошелёк, мы наматывали круги по Гостиному Двору в центре города. Ассортимент был велик, продавцы любезно показывали свой товар и даже разрешали покрутить его в руках. Но так как все хорошие девушки достаточно придирчивы, то променад затягивался, а выбор усложнялся. В одном случае нас не устраивал цвет, в другом качество, в третьем слишком высокая цена, в четвёртом чересчур низкая, в пятом не было молнии, шестой был всем хорош, но немного не то, что хотелось, в седьмом отсутствовало отделение для фото, в восьмой влезало мало карточек, а девятый размерами был рассчитан на евро. И вот проверяя очередное портмоне, я решил испытать его в полевых условиях, а именно засунуть в него деньги. В качестве испытательного образца была выбрана бумажка с изображением Ярославля. В кошелёк она влезла без проблем, однако, доставая деньги обратно, я с удивлением обнаружил, что теперь их там в два раза больше. Вынув и проверив каждую купюру на наличие водяных знаков и прочих элементов защиты, я посомневался немного и положил обе в свой бумажник. Продавщица попробовала возразить и изъять у меня одну из них в свою пользу, но я был непреклонен и ослеплён жаждой лёгкой наживы. Поэтому, проигнорировав её просьбу, сгрёб в охапку спутницу и поспешно ретировался, отказавшись от покупки. Я рассуждал так, если бы она знала, о том, что в одном из её кошельков болтается без дела тысячерублёвка, то уже давно забрала бы её себе. А так получается, что это я нашёл. Что это мне повезло, потому что я хороший человек. Между прочим заявляю это без тени смущения, потому что гордиться здесь нечем. А деньги в кошельке оставил по рассеянности предыдущий испытатель. Так как очень торопился или у него просто денег много.

Только вот теперь я думаю, а не ошибся ли я. Может, это волшебники меня проверяли. Или даже кошелёк был волшебный. Ты туда рубль, а он тебе два. Ты ему десять – он тебе двадцать. Ты сто – он двести. Тыща – две. Дух захватывает от таких перспектив. В общем поругиваю себя иногда.

Уважаемые волшебники, если вы читаете это, знайте, что на ту тысячу мы сходили в кино. Спасибо вам за это. Правда фильм был плохой, а попкорн пережженный. Если это была ваша тысяча, позвоните мне, я верну. В обмен на шапку невидимку. Больно охота на девок в бане поглазеть.

Оставить комментарий

мар. 27, 2012 06:00 pm Весна идёт.

Весна идёт.

Да-да. Пусть на следующий день после солнышка и ручейков вновь выпадает тяжёлый мокрый снег. Пусть погода до сих пор не позволяет убрать в шкаф зимние шубы и пальто. Пусть по выходным в парках полно лыжников. Но мы-то с вами знаем, что весна идёт. И дело не только в котах, орущих под нашими окнами. И не в том, что наконец-то начали нормально топить батареи. И уж точно не в том, что очнулись от зимней спячки городские сумасшедшие.

Весна. Уже скоро люди в неприлично коротких брюках и чересчур длинных юбках побегут по сухому и тёплому асфальту своими кедами и туфлями в торговые центры. А им навстречу, на улицу польются потоки бесполезных студентов и школьников, пережидавших холода бестолково шатаясь по магазинам.

Весна. Последний зимний месяц март уже понимает, что выхода нет и придётся ему убираться восвояси, в свою небесную канцелярию. И может быть он наконец-то поменяется местами со своим уродливым братом декабрём.

Весна. Посмотрите на календарь – пора готовиться к главному дню года в нашей стране. Профессиональный праздник нации – день дурака. Уже можно начинять тюбики из-под зубной пасты горчицей и закупать мел для спин. Между прочим, первое апреля выпало в этом году на воскресенье, а значит никто не придёт на работу на час раньше коллег.

Весна. В новостях всё чаще мелькают особо одарённые мореплаватели на оторванных льдинах.

Весна. Выходя из подъезда можно неожиданно обнаружить в сугробе пропавший осенью автомобиль.

Весна. По карнизу вовсю лупят капли талой воды. Да что там карнизы, у нас в институте на седьмом этаже весь коридор уставлен тазиками.

Весна. В самом разгаре национальная забава - прыжки в грязь, под кодовым названием чемпионат страны по футболу. Это, кстати, единственное время в году, когда во дворе играть в футбол совсем никак нельзя из-за талого снега и глубоких луж.

Весна. И новая примета, из-за перевода европейского времени, загнивающий запад снова стал на час ближе.

Весна. Уже потянулись за город тонкими ручейками автомобили дачников гружёные старой мебелью и пустыми банками. Ещё немного и эти ручейки превратятся в бесконечные пробки.

Весна. Она всегда неожиданная. Как и любое время года. Зимой неожиданный снег. Осенью неожиданный дождь. Лето вообще никто не ждёт, поэтому оно и приходит не каждый год. Но теперь весна. Скоро по телевизору замелькает Шойгу, успокаивающий жителей смытых разливами рек деревень.

Весна. Апрель. Уже празднуют свои дни рождения Овны. А остальная страна готовится отметить и пережить майские праздники. В этом году они обещают быть особенно тяжёлыми. Новый старый президент решил продублировать для своего народа новогодние каникулы.

Весна. Позади выборы, митинги и пропаганда гомосексуализма. Впереди светлое будущее, петтинги и пропаганда гомосексуализма.

Весна. Отпирают свои гаражи «подснежники», и готовятся внести разнообразие в размеренный быт бывалых автолюбителей, которые, в свою очередь выстаивают многочасовые очереди в шиномонтаж.

Весна. Через пару недель можно будет совсем убрать в шкаф зимнюю обувь. А школьницы уже готовят наряды для выпускного вечера.

Весна. На подоконниках уже начинают появляться горшочки с рассадой. Это трудолюбивый народец садоводов и огородников просыпается от зимней спячки.

Весна. Проезжающие мимо тротуаров автомобили обдают пешеходов тёплой весенней грязью. Но это не беда, природа заботливо смывает всё холодным мартовским дождём.

Весна. Зимний пейзаж за окном не должен обманывать. Зимы больше нет. Скоро уже пасха, салют в день победы и пьяные малолетки, празднующие конец учебного года.

Весна. Суровый начальник цеха улыбается хмурой бухгалтерше, а жлоб на иномарке пропускает старушку на переходе. Продавщица в овощном ларьке начинает обвешивать покупателей по выгодному курсу и не подсовывает при этом гнилые мандарины. Шестиклассник влюбляется в соседку по парте, а щёголь в своё отражение в зеркале. Иные с надеждой смотрят в будущее, другие стараются сделать интереснее своё настоящее. Скоро сойдёт лёд с рек и каналов, и разочарованные в прошлом, смогут вдоволь напрыгаться с мостов.

Весна идёт. Весне дорогу.

2 комментария - Оставить комментарий

мар. 10, 2012 01:06 am Московские народные сказки

15
сентября
2007
Московские народные сказки

Алексей Соловьев

Cобранные и записанные фольклористом-любителем Катей Метелицей.

Ровно десять лет назад, 15 сентября 1997 года, вышел в свет 16 номер вполне легендарного журнала «Столица». А в нём — основополагающее социолгическое исследование, ставшее впоследствии знаменитым. Многие и теперь вспоминают о нём с трепетом. Однако, в Интернете этот текст до сих пор не появлялся. Исправляем несправедливость, поздравляем автора с юбилеем.

Ну вы же слышали, конечно, историю про пингвина. Как, не слышали? Быть не может. Ладно, рассказываю. Одного приятеля моего приятеля соседи попросили посидеть с пингвином. У них был ручной пингвин, они его с Севера привезли. Ну ладно, не с Севера — с Юга, из Антарктиды, не придирайтесь. Короче, эти люди, хозяева пингвина, в тот момент уезжали за границу. И вот, они ему дали денег и сказали, что пингвин очень неприхотливый, ест мороженую рыбу. И больше ничего ему не надо. Но проблема такая: с ним надо гулять. А гуляет он в кроссовках! Потому что у него лапки-то нежные, он по асфальту босиком топать не может, они у него от этого стираются. Так он, приятель приятеля, и выгуливал пингвина, в кроссовках.
Ну вот, пингвин гулял в кроссовках по Москве, а потом на полгода впадал в спячку. Стоял в коридоре, крылышки растопырив, и спал. Совершенно не шевелился. Гости приходили, шляпы на него нахлобучивали, зонтики под крыло пристраивали. Вроде бы это такая стильная вешалка. А пингвин спал.
Вот так.

Но это еще что. А вот тетя моей одноклассницы ехала однажды в электричке. (Это была, кстати, удивительная электричка. В ней ехало в тот момент по меньшей мере пол-Москвы. Все они живые свидетели этой удивительной и совершенно подлинной истории.)
Так вот, в пригородной электричке, следующей, скажем, на Электросталь, ехала нестоличного вида женщина с мальчиком лет шести. Мальчик был в шапке-ушанке, и из-под нее были видны бинты, потому что голова у него была забинтована. Но мальчик был ничуть не грустный, довольный, и все время говорил: «Мам, правда я король? Мам, ну правда же, я король?» А мамаша хмурая была такая, молчала, молчала, а потом как заорет: «Сволочь ты, а не король!» Ну, интеллигентные пассажиры возмутились: «Что это, вы, голубушка, орете на ребенка? Да еще и на больного, с завязанной головой?» А женщина, вся в сердцах, как шапку с него сорвет, как начнет бинты разматывать. «Сволочь, — говорит, — он, а не больной ребенок. Пошли с ним в Москве в комиссионку, сервиз смотреть. А он башку свою наклонил к хрустальной вазе, влез в нее башкой своей и застрял. И ваза не снимается! Четыреста рублев цена!» И видно, что под бинтами у мальчика, правда, хрустальная ваза . «Все деньги им отдала, паспорт в залог оставилa. В Склифосовского ездили, они растерялись, ничего сделать не могут. Приезжайте, говорят, через два дня, что-нибудь придумаем».
А мальчик довольный такой, что все на него смотрят, и говорит:
«Ну ведь, правда, я король?»

А в реках у нас водится, знаете, конский волос. Такой длинный-длинный червяк чуть толще обычного волоса. С одного конца он безопасный, но на другом конце у него — клещи! Бывает так: опустит человек руку в речку там или в ручей, а конский волос впивается и прямо в него прорастает, прямо в тело.
Или на иголку если наступишь — это верная смерть. Она войдет тебе в пятку, а потом попадет в кровеносную систему и вопьется в сердце.
Если находишь на улице упаковку жвачки или игрушку новую, их брать нипочем нельзя. Потому что все это или отравлено, или взрывается. Или заражено чем-нибудь, и вот ребенок сжует такую жвачку, а потом заражает целые классы. Это все ЦРУ подбрасывает специально. Нашу игрушку еще можно взять, а если иностранная — начнешь ее заводить, а она и взорвется. Или кукла говорящая скажет «мама» и тоже взорвется.

Да, вот еще: колорадский жук. Почему он называется колорадский — потому что в Колорадо там у них был исследовательский институт закрытый, пентагоновский, и этого жука — его же не было в природе раньше! — его вывели специально и закинули в Советский Союз, чтобы он пожирал картошку. И вот началась эта эпидемия. А ведь их трудно очень уничтожить, их только в керосине топить нужно было. Поэтому стали выпускать очень много керосина.
А в польском шампуне блохи. Моешь им голову, а у тебя потом блохи заводятся в голове. Этих блох специально «Солидарность» подбрасывает, потому что они нас ненавидят.
А если в фанту положить двухкопеечную монету на ночь, то утром монеты не будет. Растворится. Многие это делали, и у них растворялось. А колготки если положить, они растворяются за два дня. А на заводе, где делают пепси-колу, рабочие заметили, что в бочке с пепси-колой плавает лезвие бритвенное. А на другой день уже не плавало — тоже растворилось.

Вот молдавское вино — это на самом деле лучшее в мире вино. Английская королева пьет только молдавское вино. Специально заказывает, и ей привозят. Небольшими партиями. Еще растворимый цикорий, который у нас делают. А если курит она, то только «Приму». А с фабрики «Свобода» английской королеве посылают кремы, потому что наша парфюмерия самая натуральная. И стоит недорого, хотя английская королева платит, конечно, валютой.
У нее, кстати, своих денег нет совсем. Всеми ее деньгами распоряжается парламент. Хочет королева купить себе, допустим, кошку — должна писать специальный запрос в парламент, и они решат, выделить ей из бюджета денег на кошку или нет.
В Англии специально такая конституция, что у них может быть только королева. А короля не может быть. Потому что королева это так, для красоты и поддержания традиций. А от короля неизвестно еще чего ожидать, может даже начаться гражданская война.

Алексей Соловьёв

А один мужик получил чуть не Ленинскую премию за то, что создал технологию обработки кофейных зерен. У них отшибается та часть, в которой содержится кофеин. Острым паром. Так прямо и называется: острым паром. Это все делают прямо в аэропорту, куда кофе привозят. Кофеин идет на производство лекарств, а кофе — в продажу. Или еще есть другая технология: кофеин выпаривают прямо из мешков. Тоже острым паром.

А дешевую водку гонят из дерева. Поэтому и называлась она раньше «сучок».
А в пиво добавляют соль. В армии солдатам сыплют в кисель бром. Чтоб не ходили в самоволку. Но от этого потом у них не будет детей. А еще поймали американца, который запускал специальных крыс на наши мясокомбинаты. Даже судить его не смогли, рабочие его сами … разорвали.
А на Курском вокзале поймали негра, который заражал автомат с газировкой сифилисом. Пил из всех автоматов и не мыл стаканы. У него был целый мешок трехкопеечных монет. Пьет и ставит стакан, переходит к другому автомату и опять пьет. Когда его взяли, в мешке 720 монет осталось. А по пломбе банковской определили, что всего их было десять тысяч. Прикиньте?!

А вот еще рассказывали, шел поезд «Mocквa-Пекин». Остановился где-то. Одна aмериканкa вышла на полустанке каком-то и платок уронила. Подняла его, посморкалась и опять в поезд вошла. А наши ее — хвать! Руки-ноги свинтили. В чем дело-то: она камень подняла. А по камню можно определить, где какой военный завод находится, в скольких километрах от этого места. Вот так.

Про платок еще другая есть история. Было так: в метро люди едут вечером. И женщина такая сидит типа библиотекарши. Такая очень строгая, с поджатыми губками, в очочках. Скромная очень. И заходит пьяный вдрызг мужик и садится рядом. А у девушки этой, библиотекарши, насморк. Она достает платочек, сморкается в него, и порывом сморкательным этим платок у нее из рук вырывается и падает мужику на ширинку. Причем она у него была расстегнута к тому же. Девушка так косится, но взять свой платок, конечно, стесняется. Мужик через некоторое время очухался, смотрит, и, видимо, подумал, что это у него угол рубахи вылез. И он платок туда запихивает и молнию застегивает. А потом ему до пьяного мозга доходит, что рубашка-то у него синяя, а не розовая в цветочек. И он достает этот платок носовой. Тут уж весь вагон смеется, а им обоим становится стыдно, они выскакивают.

Или вот, тоже в метро. На станции, неважно на какой, на Ногина, допустим. Стоят люди, ждут, нет поезда, и все. Ну никак нет! Уже пять минут прошло, десять. Думают, что-то случилось. Стоят. И вдруг слышат: музыка из туннеля. Гармошка. И выходит пьяный вдрызг гармонист — из туннеля! — а за ним медленно-медленно поезд едет. Такой отличный мужик.

А Черчиль, когда в Москве был, он сказал: «Такой народ, таихк людей, которые зимой, в мороз, едят мороженое, — их никто никогда ни в какой войне не победит!» И потом уехал обратно домой пить армянский коньяк. Потому что он только армянский коньяк пил. А сигары курил — российской фабрики «Погар».

До Гагарина в космос другой человек летал. А сам Гагарин не погиб вовсе, его просто спрятали. Спрятали в один сумасшедший дом. (Здесь обычно добавляют: Baськa как раз с ним в соседней палате лежал.) Он слишком много знал, и боялись, что проболтается.
А Фанни Каплан, кстати, не расстреляли. Ленин так приказал. И она очень долго еще жила. Много лет была в Бутырской тюрьме библиотекаршей. Сосед одного моегo однокурсника как раз в то время сидел в Бутырской тюрьме и с ней разговаривал. Многие, кстати, добавляют, что Фанни Kaплан жива до сих пор. Только очень старенькая. А что Ленин ее пожалел и простил, это нам учительница в первом классе говорила, Надежда Петровна.

А Чарли Чаплин все свое состояние завещал человеку, который пустит десять колец дыма, а одиннадцатое, маленькое, пропустит между ними. Причем чтобы, когда одиннадцатое кольцо пролетит, первые десять колец еще не разошлись бы. И вот кто это сделает, получит все деньги Чарли Чаплина. А детям своим он оставил так, мелочь, только чтобы на жизнь хватало.

Есть, кстати, такой отличный способ достать денег: можно завещать научным учреждениям свой скелет. И тебе сразу дадут сто рублей. А кто-то говорит, что и двести. Сразу дают тебе живые деньги. Но в паспорт ставят специальный штампик, две какие-нибудь буквы. («Черт его знает, какие это буквы, поди сначала скелет свой продай!») Но дело в том, что вдруг понадобятся срочно скелеты, всех сразу проверят, у кого есть в паспорте такие буквы – и ищи потом этого человека.

А на Киевском вокзале под видом баранины продают человеческое и собачье мясо.
А на сигаретах «Kосмос», если пачку надорвать, нижнюю часть, сложенную, развернуть, то увидишь: там буквы напечатаны. Бывает К, бывает О. Если собрать слово КОСМОС, то дадут восемьсот рублей. А если собираешь СЛАВА СОВЕТСКИМ КОСМОНАВТАМ, то сразу машину дают и деньги — в месяц тысячу рублей, пока не умрёшь. Кто дает? Фабрика «Ява». Но они не хотят давать и поэтому специально не объявляют об этой лотерее. Но о ней многие знают и всегдa покупают «Космос», хотя они дорогие, семьдесят копеек.

Алексей Соловьёв

А у сигарет «Кэмел» ленточка, которой целлофан обрываешь, бывает красная, а бывает зелененькая. Так вот, если ленточка зелененькая — это с марихуаной сигареты. Это для американских солдат сделали, специально, чтобы они убивали вьетнамцев и не думали.

А пачку «Беломора» если особым образом повернуть, там видно цифры 41. Потому что этот художник, который пачку рисовал в 39-м году, он был зэк и работал на строительстве Беломоро-Балтийского канала, но вообще-то он был cоветским разведчиком. И он знал, когда начнется война, и хотел на волю это как-то передать.
А архитектора Алабяна посадили за то, что он Театр Советской Армии спроектировал таким образом, что каждый луч здания (оно же в виде пятиконечной звезды), каждый луч смотрит на вокзал. И немцы просто прилетали к Театру Советской Армии и прямо по на правлению лучей летели бомбить вокзалы.

А Останкинская телебашня наклонилась в одну сторону. В сторону пруда. И там, по этому направлению, домов не строят, потому что онa в любой момент может рухнуть.

А Юрий Левитан так уставал все время читать новости интеллигентым торжественным голосом, что, когда утром просыпался, всегда первым делом громко ругался матом. Минут пятнадцать матом кричал, потом уж вставал кофе пить. Иначе жизнь у него не шла.

А Ельцину вовсе не делали шунтирование. Ему пересадили сердце одного авторитета, которого на Петровке грохнули. Молодого мужика. Глобуса, кажется. Нет, не Глобуса. Глобуса у «ЛИС’Са». грохнули. А то — другого, армянина какого-то.
Тут обычно кто-то заинтересованно спрашuвает: так что же, у Ельцина теперь армянское сердце? Значит, он Карабах отдаст?» А рассказчик говоpum: «He знаю. Мне это все paвно». Молчит пару секунд u добавляет: «Глобус мне полторы штуки остался должен ». Лицо у него при этом мужественное и значительное.

А у ЦК КПСС был свой собственный публичный дом. Он находился в Кунцево и с виду был как обычная пятиэтажка. Но люди заметили: днем никто туда не входит и оттуда не выходит. А вечером подъезжает автобус, люди вылезают в шляпах, заходят в подъезд. Свет зажигается, но не надолго. Потому что на самом деле там все под землей. А возят туда разную высокую номенклатуру и даже членов Политбюро. Специально, для конспирации, высаживают их из персональных машин и сажают в эти автобусы. А чтобы туда, в этот публичный дом, попасть, надо было на телефоне набрать (представляете себе старый телефонный аппарат, с диском, где рядом с цифрами буквы?) — надo набрать слово ЕЖЕВИКА. Семь букв.
Тут рассказчика обычно спрашивают: а сам ты звонил? Он говорит: звонил, но испугался и трубку бросил. Потому, что они сразу узнают, кто это был, где он живет, и люди после этого просто пропадают.

А у одного приятеля брат милиционером в Домодедово работал. И вот когда битлы прилетели второй раз в Советский Союз с гастролями, они уже начали было из самолета выходить, но тут приказ пришел по рации, и трап отогнали. И битлы тогда к крылу самолета цепями привязались, наручниками приковались. И гитары достали (у них такие гитары были, батарейные, сзади у них такой блок батареек типа «Марс»), и вот они, значит, на электрогитарах и играли! Целый концерт дали. Но там никого не было, только ментам разрешили стоять, а всех остальных просто разогнали. Хотя народ был, знали, что битлы прилетят. Все приехали встречать, а гастроли не состоялись. А битлы тогда специально ведь подготовили «Back to the USSR» — «Назад в СССР» то есть. Это вторые их гастроли должны были быть. А первый раз их самолет вообще над Минском развернули. Два истребителя. До самой границы проводили. Они тогда в Польше дали концерт. В журнале «Пшекруй» еще статья была большая.
А инкогнито Леннон в Москве был, по Красной площади ходил такой, в очках. Его никто не узнавал, а он у всех спрашивал что и как. Некоторые с ним даже сфотографировались, хотя сами не понимали, что это Леннон. Потом уже поняли. Фотографии есть, конечно.

Ну, все знают, конечно, что Демис Руссос — на самом деле женщина, а муж у нее — Сьюзи Кватро, это мужик. Они в один день делали операцию, на острове в Греции, там и познакомились. В больнице. Тут-то они и именами поменялись. Это было несложно, потому что они в один день родились. И в один день операцию делали. Бывает же совпадение, счастье у людей!

А Алла Пугачева покончила с собой. Повесилась. Потому что она выкатывала свой «мерседес» из гаража и нечаянно задавила свою маленькую дочку. Кристиной звали, кажется. Собственную дочку задавила! Конечно, не смогла этого пережить.
А до этого она, бедная, еще долго в больнице лежала, в реанимации, потому что целовалась с Михаилом Боярским, у них же роман, это все знают, и подавилась. То есть его усы попали ей в дыхательное горло. И она ужасно долго была без сознания, два месяца не приходила в себя. А Боярского она полюбила вообще-то с горя, потому что ее муж сидит в тюрьме. Он пил ужасно, воровал, хулиганил. Она за него так боролась! Она и песню про это написала: «Сколько раз спасала я тебя! Не могу я больше, не могу! » Она Брежневу на даче пела целыми ночами, просила, чтоб мужа не сажали, а потом уж и это не помогло. Вот так.

А у одной ведущей программы «Время», нет, даже у двух, у них обеих не было ног. Обеих ног. Игорь Кириллов их по очереди привозил в студию на инвалидной коляске. Ну, ноги им, собственно, были и не нужны, их же по пояс только всегда показывали.
Элвис Пресли, кстати, жив. Живет на острове в океане. А Пеле всю жизнь бил только левой нoгой. Ему правой бить запрещали. Потому что ни один человек не мог взять его удар правой! Делали такой эксперимент: против Пеле ставили гориллу. Пеле бил правой, и горилла взяла мяч. Но у нее случился пролом грудной клетки, и она умерла.
Но это еще фигня, потому что наш Бобров вообще играл на протезе.

А когда наша сборная по хоккею первый раз в Канаду поехала, то там сказали, что у нас канадцы очень хорошо играют, и один, Морис Ришар, по кличке Ракета может даже, вот если два листа фанеры так поставить, чтобы между ними щель была в ширину шайбы, то есть в ее толщину, понятно? — то он может шайбу с пятидесяти метров закатить в эту щель. А Старшинов услышал это и говорит: я могу так закатить шайбу пятьдесят раз подряд. На спор. Они говорят: закати. Дадим два миллиона долларов. Он сорок девять раз закатил, а потом канадцы что сделали: по радио объявили, что у Старшинова мать умерла. Нашли русского эмигранта, он по-русски объявил. У Старшинова рука дрогнула, пятидесятая шайба плашмя легла, и два миллиона долларов ему не дали.

Алексей Соловьёв

А один таксист едет вечером. Видит, кто-то голосует, остановился. А тут мужик молча сует ему записку: «Отвези меня в Склиф». Сказать ничего не может: у него рот открыт, и цоколь от лампочки электрической торчит! Ну, тот его посадил, привез в Склиф. А интересно же! Цоколь от лампочки. Подождал его, тот выходит через час. Спрашивает, что произошло-то. Тот говорит: да поспорил с ребятами, что лампочку засуну. И засунул. А выплюнуть не могу, потому что боюсь вообще пошевелиться: она лопнет, стекла в горло попадут. Только хирурги могут вытащить.
Ну, поговорили они, расстались. А через полчаса тот таксист приехал в Склиф, тоже с лампочкой во рту. Решил попробовать.

А вот эту историю обычнo начuнают так: «Сам не видел, но ребята-соседи рассказывали».
у нас там на Таганке драка была. Нормальная такая драка, улица на улицу, человек по двадцать там дралось с каждой стороны. И когда уже до дреколья дело дошло, у кого-то лом в руках появился и одному мужику пробили голову ломом. Насквозняк. Ломом. Торчит просто.
Ну, конечно, все испугались, не знают, что делать. Разбежались почти все, кто-то «скорую» вызвал. «Скорая» приезжает, тоже не знают, что делать. Говорят, понимаете, если мы вытащим лом, он сразу умрет, а сейчас, смотрите, есть пульс, дыхание нормальное. Мужик в сознание пришел. Ну, ему ножовкой заподлицо отпилили лом с обеих сторон, кожу затянули так ниточками, и все. И зажило все нормально. И он еще на спор кружкой стучал по голове, и звук получался металлический.

А еще, один приятель приятеля, когда маленький был, у них там на Измайловской соседи были, муж с женой. И у них такая любовь классная бала, сильнейшая. Просто не разлей вода, весь двор любовался на их любовь. А он один раз ее в спину поцеловал, и так сильно любил, что поцелуй такой силы получился, что у нее взял пункцию. Спинного мозга. И она умерла. А суд его оправдал. Сказали, что просто любил очень сильно, что уж тут сделать.

А один мужик циклевал пол. Жара была, он в одних трусах. А у него котенок маленький был. И этот котенок ему живот поцарапал, самое нежное место. Когтями. Мужик испугался от неожиданности, рыпнулся вперед, шарахнулся головой о батарею. Тут жена прибежала, видит, что он лежит в крови, вызывает «скорую». Приезжают они, берут его на носилки. Лифт узкий, они по лестнице с носилками спускаются. Он тем временем пришел в себя, они говорят: как же тебя, мужик, угораздило? Он рассказывает, они ржут и со смеху его роняют. Роняют его, ломают ему ногу, он теряет сознание. Делают ему операцию, останавливается сердце … В общем, мужик инвалидом стал. Из-за котенка.

А вот еще шли однажды домой муж с женой. Видят, сидит на улице кошечка. Симпатичная кошечка, но странная немножко. Передние лапки какие-то очень кopoтенькиe. Несчастная такая, бездомная. Ну, они ее взяли себе. И смотрят, кошечка вроде хорошая, но очень уж тихая. Никогда никаких звуков не издает, не мяучит, ничего.
Вот. А как-то к ним пришли в гости их друзья, и у них с собой была собачка, спаниэль. И они за столом сидят, выпивают, закусывают и замечают: что-то тишина какая-то, собачка не лает. Стали искать, нет собачки. Шир-шир, смотрят: под кроватью шкурка только и несколько косточек. Они обалдели. Взяли, значит, эту … штуку эту животную отнесли в зоопарк, и там эксперты сказали, что это какая-то перуанская крыса, которая в какой-то момент может сожрать даже всю семью.

Нет, на самом деде все было не так.
Это один мужик купил на Птичьем рынке щеночка. Ему сказали, что это щеночек болонки, он очень красивый будет, очень умный и все такое прочее. И он принёс его домой, а потом щеночек стал страшно расти, он порос весь такой жуткой шерстью, у него выросли такие невероятные (рассказчик показывает обычнo на себе), такие страшные зубы, он начал страшно всех кусать, и мужик очень испугался, и он повел его к ветеринару, а оказалось, что это мексиканская крыса. Это такой хищник, который живет в Мексике. Это настоящая крыса, она очень опасна, она там питается какими-то трупами, еще чем-то. Вот. И сейчас контрабандой завезли большое количество их в Москву и продают под видом болонок.
Вот вся история. Мне ее рассказывали раз пять. Обычно выводится мораль: не ходите на Птичий рынок!

(Потому что на Птичке продают также и афганских крыс — под видом щеночков такс. Аа, да. Псевдотаксята отличаются от настоящих тем, что не вырастают, не лают и грызут все подряд. Правда, говорят, что афганские крысы уже мутировали таким образом, что не отличаются от такс практически ничем. И все московские таксы на самом деле являются афганскими крысами.)
А еще в Москве есть такой мужик, который специально птиц закупает и зверей и делает из них мутантов. Что-то такое им как бы колет, какие-то специальные медикаменты, отчего они совершенно сходят с ума, у них там изменяется форма тела. У птиц зубы растут. И за страшные деньги продает их на Птичке.

Алексей Соловьёв

А в Склиф привезли однажды одного мужика с разбитой головой и обожженной задницей, все остальное цело. Его спрашивают: как же это вас так угораздило? Необычное какое-то сочетание травм, врачи заинтересовались. А он говорит: закурил, говорит, в туалете, спичку в унитаз бросил, а оттуда пламя столбом. Он подпрыгнул от боли и башкой в потолок врезался. Ну, не в потолок, в стену. Хотя мог бы и в потолок, он в хрущевке жил. А пламя почему: потому что его жена какие-то пятна с блузки выводила бензином и остатки бензина вышлла в унитаз, а он не заметил.

А был еще такой случай. В одной квартире в хрущевке жила бабушка, очень толстая. И там был такой маленький туалет, что она в нем никак не могла толком развернуться. И эта старушка приспособилась, когда дома никого не было, cнимать штанишки прямо в коридоре и входить в туалет пятясь. Но она однажды не заметила, что там был ее маленький внук. А внук сидел себе тихонько, и вдруг открылась дверь, на него надвигается бабушкина попа. И он так испугался, что не смог сказать ни слова. И в целях самозащиты взял и ее укусил.

А на Ярославском вокзале, на перроне, где пригородные электричка, два мужика дрались. И один, заведомо более сильный, он другого мужика метелит, метелит! Тот прямо уже валяется на земле, с расквашенным носом. Тут как раз электричка собирается отходить, и этот, более здоровый он вскакивает в электричку, высовывается из тамбура и кулаками еще машет, ругается, всяческий над ним надругивается, над потерпевшим. А тут как раз объявили отправление, вагоны закрыли свои двери, а ему башку так вот и защемило. А другой, как бы побитый, он, конечно, вскочил, и пока электричка набирала скорость, бежал рядом и бил его по роже! Бежал и бил. Пока перрон не кончился.

А один парень зарабатывал тем, что прыгал под машины, под иномарки. Ну, как бы аварию создавал. Чтоб его сбили. Тем самым денег наживал. У него свой травмпункт был, все дела. И в один прекрасный день его очень сильно сбила машина с дипломатическими номерами, японскими. Там девушка за рулем ехала. Его в больницу отвезли. И она стала его навещать. Короче, они влюбились, и он уехал в Японию.

А один рабочий однажды упал с лесов, с очень высокого этажа. Но на нем были подтяжки, он подтяжками зацепился за какой-то крюк, и с ним ничего не случилось.
А еще какие-то мужчины занимались реконструкцией старого дома. Разрушили его и приступили к расчистке фундамента. А там какие-то погреба были. И вот они вскрывают погреб, там завал кирпичей — и р-раз! Дыра какая-то. Туда залезают, там погреб. Какие-то полки, на них какие-то протухшие банки с грибами стоят и здоровенная старинная такая четверть. Ну, четверть не четверть, здоровая такая бутылка с пробкой, И сургучом залито. Там жидкость какая-то. Они думают: о, выпивка! Самогон или водка какая-то старинная. И хотели уже было выпить, но, слава Богу, догадались: рядом собака, дворняга бегала, они eй налили в тарелочку, дали ей полакать. Она полакала, полакала и сразу так бах! Набок и все. Они думают: какие же мы молодцы, что сразу не выпили. И со злобы эту бутыль об стену как шарахнут. А через пять минут эта собака встала и на шатких ногах дальше пошла. Вот им обидно было очень.

А еще один чувак, обдолбанный весь, ехал по городу на своей раздолбанной «Ниве» и курил траву. И вдруг видит: его тормозит милиция. Ну, он испугался, косяк сразу забычковал, сунул в сапог к себе. Стекла опустил, чтобы хоть как-то проветрить, дверцу открыл. А менты ему и говорят: слушай, у нас лажа произошла (в смысле с машиной), давай ты нас подцепишь, тут проехать два шага. До отделения. Или, там, до милицейской части. Он обрадовался так, что зря испугался, с готовностью подцепил их на трос. Едет-едет, его — раз! — и пробило на кайф. А они еще в пробке застряли. Он думает, дай, достану свой косяк, докурю. Потом еще один взорвал. Вдруг смотрит в зеркало заднего вида, а там милиция. На хвосте у него. То есть он думает: я тут травкой балуюсь, а на хвосте у меня милиция! Он — раз по газам! Милиция на хвосте. Он — раз! — скорость увеличивает. Они не отстают. И мигалки включили! Фарами мигают. Из окон высовываются, орут ему что-то. Он думает: ну, беда вообще. Раз — по дворам! Они за ним и по дворам петляют. Газик милицейский побит уж так слегка. Но, что характерно, не отстает. Гонялись они так, гонялись, пока чувак в столб не врезался. А менты выскочили тогда из машины и отметелили его в пыль.
Есть у этой истории и другое, более красивое продолжение. Будто бы менты его все-таки не догнали. «Он — раз! – в подворотню и оторвался. Ну, зашuфровался он быстренько, приехал домой. Утром выходит и видит: к его машине трос привязан, болтается, и бампер оторванный от милuцейского газика! »
Именно такой, героически-триумфальный вариант предпочитает Иван Охлобыстuн. Причем рассказывает эту историю как происшедшую с ним, Иваном Охлобыстиным, лично. В прошлом году. В paйонe поселка Сокол. Божится u берет в с6идетели всех святых угодников.
Может, и правду говорит. Поди знай.

Да, главное забыла. Цой жив! Живет в Крыму.

http://www.archnadzor.ru/2007/09/15/moskovskie-narodny-e-skazki/

Оставить комментарий

фев. 16, 2012 11:43 pm Моя реальная объяснительная.

Заместителю генерального
директора по безопасности
------------------------------

от начальника ОПНР
---------------------------




от 16.02.2012


Объяснительная записка.

Я, --------------------------, признаю, что пользовался сайтом анонимайзером www.cameleo.ru посредством интернета на рабочем компьютере в свободное от выполнения своих прямых обязанностей время. Однако хочу заметить, что данный интернет ресурс я использовал исключительно для посещения сайта www.livejournal.com/, закрытого на нашем предприятии. Дело в том, что www.livejournal.com/ или попросту «Живой Журнал» является одним из немногих источников объективной информации о процессах происходящих в России в преддверии выборов президента 4 марта 2012 года. Моя гражданская позиция не позволяет мне оставаться в стороне от этих событий, а данный интернет ресурс, я уверен, способствует формированию собственного мнения, что позволит принять правильное решение и выбрать наиболее достойного из представленных кандидатов.
Прошу, по возможности, сделать этот сайт открытым для посещения, учитывая его социальную значимость. В свою очередь обещаю впредь не пользоваться на рабочем месте ни www.cameleo.ru, ни каким либо иным аналогичным ресурсом.

Оставить комментарий

фев. 14, 2012 04:36 pm Все на санки!

Человек царь природы, покоритель космоса и хозяин морей. Всё это воспринимается, разумеется, с известной долей условности, однако глупо отрицать, что влияние оказываемое человеком на природу велико и несравнимо с влиянием любых других существ населяющих нашу планету. Взять хотя бы погоду. Крутилась себе Земля, вертелась вокруг Солнца и своей оси, ведать не ведала, знать не знала ни о каком глобальном потеплении, а человек раз и на тебе. Правда, фантасты Голливуда почему-то из глобального потепления выводят не менее глобальное похолодание, однако в суровой российской реальности мы имеем слякоть в ноябре, слякоть декабре и, разумеется, слякоть в январе. Поэтому внезапно ударившие февральские «морозы», сковавшие льдом не только каналы Венеции, но и пруд в лесопарке Сосновка в Калининском районе Санкт-Петербурга, были встречены с пониманием, а где-то даже и с облегчением. Дескать, вот она зимушка-зима, пришла, когда уже и не чаяли, не надеялись.

Я не просто так взял в кавычки слово «морозы». В моём босоногом и сопливом детстве морозами было принято считать температуру за окном от минус двадцати пяти и ниже. Нынешние же минус восемнадцать-двадцать два, это не морозы, а вполне себе приличная погодка чтобы поиграть в футбол или с горки на санках покататься.

Хорошо, что на этот случай у меня в коробке, под вешалкой лежат мои старенькие футбольные бутсы, но плохо, что я их уже не надевал лет пять и играть мне не с кем. Поэтому я не стал лезть в пыльную коробку, а полез на балкон, где в целости и сохранности хранятся мои старые санки. Настоящие, советские санки, лучше которых не придумано. Идеальное сочетание формы и содержания – деревянный настил, алюминиевые полозья, отстёгивающаяся спинка и надпись большими, ровными буквами - «Алексеев Илья». Убейте меня, не знаю, кто это такой, но искренне считаю санки своими, оставшимися с тех самых пор, когда бабушка водила нас с братом, маленьких гулять в парк.

Впервые за зиму я надел два свитера, тёплые кальсоны под джинсы и шерстяные носки, взял в одну руку санки, в другую Наташку и отправился в Озерки. На счастье к нам заехал один знакомый друг и любезно согласился составить нам компанию, а по совместительству и подвезти нас до места на своём роскошном автомобиле. Мы, в свою очередь, подарили ему отличные перчатки, а его красавице жене восхитительные рукавички из козьего пуха.

До этого я был в Озерках всего один раз - летом. Случайно встреченная мною на остановке у дома Машка Соловьёва заманила меня обманом и выпуклыми формами загорать тёплым майским воскресеньем. Поездка запомнилась мне неожиданно большим количеством народа на грязном пляже, несколькими симпатичными нудистками и изрядным количеством конского навоза на парковых дорожках. В этот раз нудисток не было, как впрочем, и навоза, зато было всё также много народа, солнца и детского смеха. Едва выйдя из машины, я взгромоздился на свои детские саночки, воспользовавшись добротой Сашки друга, любезно предложившего покатать всех желающих, то есть меня. По пути он дважды опрокинул санки, но не больно, и, учитывая доброту Александра, я не стал жаловаться, а продолжил получать удовольствие от прогулки, не смотря на грязную спину.

Первая горка, на которую мы пришли, а некоторые и приехали, была полностью оккупирована детьми. На санях, ватрушках, лыжах при помощи родителей и самостоятельно нескончаемым потоком под аккомпанемент собственного визга ребятня наслаждалась зимой.

Первым из нас вниз съехал я. С трудом уместившись на санках и поджав ноги к подбородку, я, рассекая морозный воздух своим мощным торсом, установил рекорд по дальности спуска, что неудивительно – я был самым старым и толстым из всех катающихся. Следующей после меня спуск покорила Ната. Правда, она немножко боялась, но в итоге осталась очень довольна собой и процессом. А вот Сашка-друг кататься отказался вовсе и покинул нас ради семьи ждущей его дома. Хотя на самом деле он просто стеснялся, ведь среди катавшихся детей он здорово выделялся тем, что был без шапки.

Нас с Наташкой дома никто не ждал, поэтому мы продолжили катания без него. Оставив позади детей и их родителей, мы отправились в сторону большой горы. Первую половину пути я вёз санки с Наташей, а вторую наоборот, Наташа тащила на верёвочке санки со мной. Это потому что у нас всё поровну - и радости, и горести.

На большой горке народу было много меньше, чем на маленькой, зато визгу несравнимо больше. Взрослые люди, по несколько человек, оседлав большие надувные ватрушки, тяжеловесными бомбами слетали вниз, заставляя в ужасе разбегаться тех, кто волей случая оказывался у них на пути. Я мог бы рассказать вам о нескольких ватрушкокатастровах и сбитых лыжниках, но ничего подобного не случилось. Всем было весело, и никто не пострадал. Моё сердце учащённо забилось в предвкушении новых эмоций, а Наташкино испуганно спряталось в районе пяток. Так что пришлось мне лаской и хитростью усадить её на санки, а затем обманом столкнуть вниз. По пути она едва не снесла огромного добермана, выгуливавшего по склону на поводке маленького мальчика. Но всё обошлось, и она на меня даже не рассердилась. А всё потому, что катание с горки заменяет три килограмма мандаринов, восемь плиток шоколада, четырнадцать банок сметаны, две банки сгущёнки и добавляет семь суток жизни.

Вслед за Наташей вниз съехал и я, правда, мне пришлось трусливо притормаживать ногами, чтобы не удариться о бугорок в самом низу, но это не помогло. Я всё равно ушибся, и мог смазать всё благоприятное впечатление, произведённое на окружающих ранее, но на меня никто не смотрел, кроме Наты, а она и так всё про меня знает.

На этом у Наташки закончились сигареты, и мы отправились в кафе за куриным бульоном. А вечером, дома, подсчитав потери и подведя баланс дня, мы имели четыре отбитые ягодицы, хорошее настроение и надежду, что до следующих выходных снег не растает.

Оставить комментарий

фев. 14, 2012 12:59 am Рыбалка.

Все люди делятся на нормальных и рыбаков. Нормальные люди живут скучно и предсказуемо. Их никогда не уносит на льдинах, они не мёрзнут сидя над лункой, не встают в четыре утра, чтобы накопать червей. Нормальным людям никогда не придёт в голову хранить в холодильнике личинок комара или собирать спичечные коробки, склеивая из них многоэтажные хранилища крючков и грузил. В конце концов, нормальные люди не трясутся сутками в старых автобусах или советских автомашинах, в компании малознакомых, не всегда трезвых конкурентов, по пути к тому самому заветному месту, где можно поймать самую главную рыбу в жизни.

С другой стороны не рыбаку трудно представить, каким божественным угощением может быть уха, приготовленная из только что выловленного леща, или как выглядит рассвет посреди озера, когда на километры вокруг одна вода, а под ногами «гуляет» тонкое дно резиновой лодки.

Мы с Серёгой рыбаками не были, но поймать самую главную рыбу в жизни нам, тем не менее, хотелось до безумия. Поэтому, когда кривая дорожка грибника вывела нас через лес к речке в десяти километрах от дома, мы без лишних церемоний подошли к местным ребятам, рыбачившим у излучины. После короткого, но содержательного диалога нам было известно, что: а) рыба тут есть, и б) возможно это форель.

Грибники внутри нас были тут же загнаны в самый дальний и тёмный угол подсознания, а вместо них проснулись азартно жаждущие лёгкой наживы рыбаки. Дорога домой пролетела в незаметно, мы жарко спорили о судьбе нашего будущего великого улова и сошлись на том, что пожизненная слава нам обеспечена, и имена наши будут жить в веках.
Встав на рассвете, мы взяли приготовленные с вечера удочки, три больших пакета для рыбы, накопали свежеутренних червей и, сев на велосипеды, отправились в путь. Велосипед у Серёги был, между прочим, самый лучший в посёлке, купленный в Финляндии, горный, с кучей скоростей и узким сиденьем. Ещё у него был самый лучший футбольный мяч, угробленный временем и моей собакой. Кот Тима и сестра марина, обыкновенно ломающая летом одну из своих рук.
Позади оставался родной посёлок с озером, болотом и неудачниками, тягающими из воды карасей с окунями, а впереди нас ждали приключения, великолепная форель, хорошая прогулка и бутерброды с колбасой, едва не забытые дома на столе. Речка встретила нас весёлым журчанием и угрюмыми комарами, которых, впрочем, с каждой минутой расцветающего дня становилось всё меньше.

Спустя пять минут удочки были закинуты, рыбаки сосредоточены, а форель обречена. Ещё через двадцать минут я поймал первого…окуня. В последующие сорок минут было ещё три поклёвки, две из которых оказались относительно удачными. Вроде рыба, но как-то не форель. Через полтора часа на нашем счету было три костлявых окуня и изрядно угасший энтузиазм. Речка напевала что-то убаюкивающее на своём странном языке, комары окончательно спрятались в траве, Серёга предпринимал отчаянные попытки поймать ещё хоть что-нибудь, а я сладко дремал в кустах.
И снилась мне рыба. Огромная и доступная, сама собой насаживающаяся на крючок, умоляющая достать её из холодной речки на тёплое солнышко. Мы вдвоём едва справлялись с уловом и прикидывали, что придётся бежать за машиной, чтобы доставить добычу домой.

Я проснулся часа через два. Мой напарник задумчиво дожёвывал последний бутерброд, три окуня хватали ртом воздух, а форель посмеивалась над нами откуда-то из глубины. Но, не смотря на относительную неудачу, мы в прекрасном настроении ехали домой. Мы везли ужин для кота, отличную историю для друзей и море впечатлений для себя. Это была славная охота и один из тех чудесных дней, которые вспоминаешь всю жизнь, благодаря судьбу за эти воспоминания. Спасибо тебе дорогой мой Хемуль. С днём рождения тебя, дружище.

2 комментария - Оставить комментарий

янв. 30, 2012 02:57 pm Цели ОУК.

Не так важно, где именно я работаю, вполне можно ограничиться общими словами о большом предприятии и небольшом руководителе. Всего у нас в штате порядка шести сотен человек, цифра очень приблизительная и, можно сказать взятая с потолка, но позволяющая представить порядок количества работающих.


Всем, кому на рабочем месте полагается компьютер, даже если просто поиграть в косынку, периодически, посредством специальной программы Lotus IBM, рассылаются объявления типа: «Внимание, завтра с 10:00 до 14:00 во внутреннем дворе предприятия будет производиться продажа продукции Кронштадтского мясоперерабатывающего завода» или: «В период с 21.01.12 по 07.03.12 в помещениях четвёртого этажа второго корпуса, в связи с производственной необходимостью, будут отключены свет, отопление и горячая вода». Иногда, когда никто не продаёт во дворе мясо или колбасу, могут приходить и объявления частного характера, например: «Найден ключ от комнаты на черном ремешке с карабином», или вот: «Просьба помочь с перевозкой кошек в клинику, на плановую стерилизацию». В самый раз для режимного предприятия федерального космического агентства. Но и это ещё не всё. Нас целый день приглашают на семинары, направляют на диспансеризацию, вызывают в отдел кадров, сообщают о перезагрузке сервера. Бывает, что рассылают приказы или распоряжения, личные просьбы, служебные записки. В общем, обычный рабочий процесс.


Но сегодняшнее послание выделяется на общем фоне. Пришло оно от сотрудницы «отдела управления качеством» ОУК, существование которого само по себе наводит на философские размышления, и требовало обозначить цели нашего отдела на текущий год в области политики качества. Теперь я сижу перед белым листком бумаги и размышляю, а что собственно, от меня хочет замечательная девушка Светлана из ОУК. Чтобы я написал, что вверенный мне отдел в полном составе будет выполнять всю работу качественно и в определённый руководством срок? А разве есть варианты написать что-то иное? «Я, Имярек Имяреков, в наступающем году работать буду плохо и мало, так как обстоятельства вынуждают наш отдел больше отдыхать на свежем воздухе. Прошу понять, простить и выдать путёвку в Ялту».


Когда мне становится скучно жить, я ломаю зуб, и сразу случается какая-нибудь поучительная история. Так я сломал зуб в прошлом году и пошёл с ним, зажатым в кулаке, в районную поликлинику, надеясь бесплатно поставить коронку по полису. В регистратуре на меня показали пальцем и посмеялись, отправив в платный кабинет. На предъявленный полис поглазели, скривились и заявили, что, дескать, за коронку всё равно платить надо, но работу сделают бесплатно. Я было порадовался, видно, как работают социальные гарантии, идут, значит, мои денежки в налоговые закрома страны не впустую. Но рано радовался я глупец, следующая фраза развернула меня на сто восемьдесят градусов и, с силой поволокла в частную клинику. Сказанное мне в регистратуре приведу дословно, чтобы вы могли прочувствовать и насладиться ситуацией в полной мере, так же, как это сделал я. Мне ответили: «Можем сделать по полису, но плохо. Или через кассу, но хорошо». Всё. Занавес.


Вот я и думаю, написать, что политика в области качества нашего отдела будет или как зарплата, или как новая зарплата.
Нет, если бы меня спросили: «А каковы Ваши, уважаемый начальник отдела, цели на этот год в личной жизни, в приватной, так сказать сфере?», - то я бы мог с чистой совестью ответить: «Жениться, родить ребёнка, построить трёхэтажный особняк в Болгарии, а также бросить пить, курить и работать». Или, положим, разложить по полочкам планы творческие: «Спеть лучшую песню, написать главную книгу, станцевать «Лебединое озеро» и получить за всё это «золотой глобус». Это понятно и приятно. Можно даже производственные планы наметить: «Разработать, построить, сломать, выкинуть». Но планы в области качества…


А ведь есть ещё ежеквартальные отчёты по выполнению этих планов, мол, напишите, не что сделали, а как сделали. Или совещания на высоком уровне. Собирает генеральный всех своих замов, и решают они, а стоит ли политики качества придерживаться или ну его в баню. С пивом и главным бухгалтером Машей. Вот построили ракету или нет, это никого не волнует. Главное чтобы хорошо сделали. Уронили, например, спутник в Тихий океан, надо написать в отчёте, что хорошо уронили, качественно.


Счастье, что у меня есть такая бумажка за прошлый год. Я её перепишу, поменяю дату, поставлю подпись и до следующего января будет на меня смотреть со стены клятва, данная Родине, мешая всему отделу филонить. И качество работы тогда улучшится, и ОУК не зря будет деньги получать, и хорошая девушка Светлана будет довольна.

Оставить комментарий

янв. 25, 2012 02:38 pm Поколение забытых паролей.

Я сломал зуб. История не весёлая, но и ничего трагичного не случилось. Не в первой, как говорится, теперь каналы чистить, накладку делать и к протезисту. Но это всё после, а в первую очередь нужно было сделать снимок.

Я хожу в сё время к одному и тому же доктору Татьяне Андреевне. Кабинет у неё находится сразу за Сосновкой, и от моего дома дорога занимает минут двадцать. Татьяна Андреевна стоматолог хороший, даже превосходный и берёт, что немаловажно, недорого. Однако есть одно но, у неё в кабинете нет возможности делать снимки, поэтому всех страждущих она отправляет в больницу, до которой от кабинета идти минуты три быстрым шагом.

Отправила в больницу она и меня. Это происходило в воскресенье, посетителей почти не было, лишь гардеробщица, посмотревшая сквозь меня, да дедушка в холле в кресле разговаривавший по телефону. Губы его дрожали, голос срывался, я невольно сбавил шаг, чтобы уловить несколько слов.

Люди неравнодушны к чужой беде. Они легко пройдут мимо чужого счастья, но чужую печаль они хотят изучить, приложиться, так сказать, к этому источнику. Поохать, попереживать и…остаться сторонним наблюдателем.
Дедушка говорил сбивчиво и нескладно, что-то о Сонечке, к которой приехал в больницу, но не успел. Он заплакал, а я, забыв про свой зуб, поднялся на два этажа выше кабинета и только тогда пришёл в себя.

Снимок сделали быстро, и на обратном пути я застал старика всё на том же месте. Не знаю, кем ему приходилась Сонечка, но складывалось ощущение, что он постарел ещё лет на десять минимум. Меня поразило то, как он дрожащими руками перелистывал странички записной книжки. Обыкновенной записной книжки из бумаги в клеточку. Рядом на столике лежал дешёвый мобильник, в котором, наверняка хватило бы место всем контактам дедули, но он всё равно пользовался бумажным аналогом, словно не доверяя таким новым и молодым технологиям. Он верил тому, что служило ему много лет и никогда не подводило. Тому, что останется от после него, тому, что почти ушло из нашей жизни.
Когда у меня умерла бабушка, я долго не решался выкинуть её записи, но не потому, что в них могло остаться что-то важное, какое мне, в конце концов, дело до номеров телефонов общих родственников и старушек из соседнего дома. Мне казалось, что эти листочки, помнящие её руки, до сих пор хранят её тепло. Я представлял, глядя на стёртые уголки, как она слюнявила пальцы, перелистывая страницы. Я так и не смог их выкинуть, за меня это сделал Наташка.

У меня до сих пор лежит старый дедов дневник. Там исписано всего страниц пятнадцать может. В основном ничего особенного, так, записки ни о чём, но выкинуть не могу. Деда нет уже двадцать лет, а я не могу. Ведь это его мысли, его ощущения от тогда. От живого деда, которого я почти не помню и не знаю. Но вот так он остаётся со мной вдвое больше времени, чем я знал его при жизни.

Книжица этого старика из больнички, этот потрёпаный, пухлый блокнот, с засаленными исписанными страницами тоже кому-нибудь достанется. Может, его даже не выкинут сразу. Кто-то будет разглядывать номера телефонов, пробежится по номерам, узнает знакомых, что-то выпишет, улыбнётся незатейливым рисункам в угла страничек. А может быть швырнёт в мусорное ведро, прикидывая, как повыгоднее разменять стариковскую квартирку.

Только вот что останется после него? Исписанные мелким почерком страницы журнала? Рисунки на последней странице? Записанные красным карандашом важные номера на первой? Или случайно разбросанные по титульному листу номера мимолётных знакомых? Нет. После него…да чего уж там, после нас останутся затерянные в сети аккаунты, заброшенные страницы и забытые пароли. Мы - поколение забытых паролей. Огромная армия навсегда замерших страничек «Вконтакте» и дневников в «ЖЖ». Уже начали появляться виртуальные кладбища, процветают страницы памяти, цифровые библиотеки приносят миллионы… У нас цифровая память и такая же душа.

Сегодня в новостях я прочёл, что рядом с больницей, в своей квартире застрелился из охотничьего ружья пенсионер. Наверняка у него тоже была записная книжка. Может быть даже та самая. С таким дорогим именем на букву С.

5 комментариев - Оставить комментарий

янв. 24, 2012 12:41 am Зайцы или плохая заметка.

У меня вообще-то были планы. Я собирался утром в понедельник придти на работу, выпить чаю, написать хорошую заметку в блог, затем сходить на еженедельное совещание и, после обеда, подписав у начальства заявление на отпуск, уйти с работы в хорошем настроении подавать документы на шенгенскую визу. Вместо этого я пришёл на работу, налил себе чай и пишу эту – плохую заметку.

Я живу рядом с работой, или работаю рядом с домом. Иногда, должен признаться, что редко, я возвращаюсь с работы пешком, дорога занимает минут сорок. Несколько чаще я прохожу пешком примерно половину пути, через парк Политехнического университета. В этом случае дорога занимает порядка двадцати пяти — тридцати минут. На маршрутке я доезжаю до дома минут за пятнадцать – двадцать, а на работу чуть — быстрее. И так как рабочий день мой начинается довольно рано, в восемь утра, то и пешком я на работу не хожу никогда, езжу исключительно на десятой «маршрутке». «Десятка» единственный транспорт, который везёт меня от и до, без пересадок и необходимости «пройтись минут десять».

Утром народ на остановку прибывает нескончаемым потоком и таким же потоком его забирает проходящий общественный транспорт — троллейбусы и трамваи и один автобус. А на мою «маршрутку» обычно стоят один-два человека. Обычно, но не сегодня. Сегодня трамваи где-то задержались, троллейбусы ходили немного реже, и скопилось на трамвайной остановке, страшно сказать, человек двадцать, которые, завидев вдали нечто, похожее огнями на решение вопроса по доставке их бренных тушек на заводы Родины, ломанулись через дорогу, невзирая на красный свет и поток машин, на остановку, где я в одиночестве ждал «десяточку».

Естественно это оказалась именно она, и собрание разочарованно выдохнув и засуетившись, стало прикидывать варианты, по обратной переброске своих организмов на трамвайный пункт сбора тел. Но не скудеет земля русская героями и богатырями, в забитую почти до отказа «маршрутку» помимо меня стали энергично влезать ещё четыре человека. Две молоденькие девушки и столько же мужчин лет сорока каждый. Причём одна из девушек довольно агрессивно принялась оттирать меня корпусом, и я хотел беззлобно сорвать с неё шапку и бросить в лужу, но не стал, потому что у меня что? Правильно — у меня вообще-то были планы и вообще я гуманист.

Прежде чем переходить к кульминации рассказа, хочу заметить, что все севшие вместе со мной были довольно приличного, даже слегка зажиточного вида. Этакие буржуа новой формации, по недоразумению где-то просравшие свой шанс приобрести персональный «Форд Фокус» или «Хюндай Гетц». Т.е. принципиальной разницы между тридцатью рублями в коммерческом автобусе и двадцатью одним в муниципальном для них не было. Тогда справедливый вопрос, почему я, пощадивший девушку, не посещающий сомнительные митинги, не носящий стильный шарфик, не ездящий на работу с портфелем, не самых высоких моральных устоев молодой человек заплатил кровные три червонца, а вся эта компания так и ехала со скорбными лицами до метро бесплатно.

А ведь мне ещё пришлось преодолеть сопротивление полной дамы лет пятидесяти, не желавшей добровольно передавать мои гроши водителю. И в итоге, поддавшись на мои уговоры, сделавшая это с таким лицом, что я едва не проглотил сдачу из чувства вины.

Но вернёмся к нашим баранам, впрочем, к чему обижать баранов. Вернёмся к нашим «зайцам», да простят меня эти славные ушастые зверушки. Двое из этой компании доехали до ближайшей станции метро и вывалились на остановку, как ни в чём не бывало, оглядываясь по сторонам, хотя в их взгляде читалось только:«Йеееееееееееееееееес, не спросили». А, кстати да, почему не спросили? Почему водила-то не задал вопрос, которого они так ждали, отчего этот этнический узбек не напомнил уважаемым господам, что у него норма, что он тоже свой не самый простой хлеб зарабатывает? Не знаю. Но не спросил, так что йес.

Но я рассказал о судьбе двоих, что же сталось с остальными? А они довольно быстро нашли удобные места для своих царственных ягодиц и немигающими взглядами, но с чувством облегчения стали внимательно глядеть в окно. У метро вышло много народу, так что опасность разоблачения миновала, но смотреть в глаза другим пассажиром стыдно. Стыдно им, понимаете? Понимаете, что это значит?

Это значит, что можно сходить на очередной митинг, можно обругать власть, можно обвинить во всём запад в лице таджикского гастарбайтера, можно излить свою праведную желчь в очередной говнобложек, но суть явления от этого не изменится, господа. Это были — пидорасы.

Да, я тоже иногда езжу зайцем, бывает даже умышленно, но чаще просто пользуясь случаем. И мне тоже бывает стыдно, что я не купил билет на электричку, не нашёл кондуктора в набитом трамвае. И это на свой страх и риск, ожидая на каждой станции контролёров и неприятностей. Но тут, когда всё основано на доверии, вошёл – заплати. Когда все вокруг передают деньги, когда все вместе платят. Это транспорт без льгот, без больных детей и контролёров. Здесь нет кондуктора, Здесь полный автобус страждущих, и этот, новый средний класс, интеллигенция собственной персоной массово срёт на принципы построения светлого будущего, руша все мои планы на день. Обидно. Пойду поругаю Путина, это он виноват.

Оставить комментарий

янв. 24, 2012 12:39 am

Грибов в этом году у нас было мало, виной ли тому холодное ли лето, или прошлогодний ураган, оставивший от молодого, хорошего годного леса лишь редкие опушки, да ели по низинам – не знаю. Но в начале октября в лес можно было ходить только погулять. За этим мы вдвоём с товарищем, собственно, и выбрались из дома поздним субботним утром. Прихватив по маленькой корзине и одев по два тёплых свитера, мы пошли в сторону небольшого лесного озерца, вокруг которого осталось хоть немного леса. По дороге, посреди лесной делянки мы встретили высокого худого человека, лет примерно пятидесяти. Так как дорог после урагана совсем не стало видно, мы на всякий случай поинтересовались, как вернее всего пройти к озеру, и он указал нам как-то совсем не в ту сторону, в которую мы предполагали идти, а заодно сообщил, что грибов в лесу нет. Не придав встрече особого значения, и не воспользовавшись советами лесоруба, мы прошли мимо.

Он подошёл к нам, когда мы уже сидели на берегу и курили. Мужчина с интересом посмотрел на наши сигареты, и я было подумал, что будет стрелять, он, однако, сказал, что такими не накуривается, достал пачку «Примы», закурил и, присев рядом с нами на корточки, сам без особых расспросов начал рассказ, который я и приведу ниже от первого лица, постаравшись ничего не забыть и не выдумать.

•••

Эх, Россия, Россия – уже больше дом родной, чем там. Где там-то? Да я с Украины из Закарпатья буду. Только как Союз развалился, так работы дома и не стало. А детишки-то кушать хочут. Как спросит малой: «Папка, а что мы сегодня будем обедать?». Хули мне ему отвечать? Вот и езжу уже почитай почти тридцать годиков.

Это хорошо ещё хоть хозяйство есть, огород. Корова там, куры…картошку ещё садим…Телёнка заколешь — всё себе оставляешь. Раньше-то сдавали государству, не нужно оно было, а теперь если продашь, так за копейки, хер потом чего на них купишь. Дорого всё стало. А так по банкам трёхлитровым сам распихал, хотя бы знаешь, что мясо хорошее без добавок всяких. Ну и с огорода кой чего в погребе лежит.

Домой-то раз в три месяца езжу. Надо же на границе отмечаться. Напридумывали, блядь, кобелю-то, когда делать нехуй – он яйца лижет. Такая страна ведь была — дом родной, как семья одна, все свои советские. Не то, что сейчас — русский, нерусский, тьфу. Если национальность не та – выходит, то и не человек как будто уже. Раньше-то, как жили? Шестнадцать республик – у кого-то не ладится, остальные помогают, и всем хорошо, всем добре. А теперь я и там у себя не нужен и тут вроде как чужак.

Добрее раньше люди были, сейчас за деньги глотки друг другу грызть готовы. Вот у нас под Вологдой, работали мы там, случай был. Не поделили хозяева что-то и один другому аварию подстроил. Знал он, куда и когда тот поедет, что быструю езду любит, что меньше ста двадцати не ездит по трассе никогда. Созвонились, значит, узнал, где проезжает ну и КАМАЗ из-за поворота выскочил, аккурат под прицеп на своём джипе вошёл. Вот так-то…крышу срезало нахуй. А в машине он миллион кредита из банка вёз. Ну и всё, ни денег, ни хуя нет. Ну, у него, конечно крыша была, из Москвы приехали разбираться. То се,…а прицеп от КАМАЗа прямо из милиции исчез, с этой, как его, со штрафной стоянки. Вот тебе и бизнес.

А нас-то сейчас никто не трогает, кому мы нужны-то? Вот работа, вот руки – вперёд. Бригада у нас уже давно сработанная, все друг друга с полуслова понимаем.

В городе я почти не бываю, продукты нам привозят, половину хозяин платит, половину сами. Мы ему список составляем, сигареты, жратву, водку. Без водки тут чеканёшься нахуй. В город ездить некогда, надо до снега побольше сделать успеть, платят-то гроши. Поболе, конечно, чем на Украине, но один хрен обирают. Нам за куб дают одно, на бумаге другое, а хозяин себе в карман третье. Да ему тоже отстёгивать приходится, не сильно и он богатеет на нас. Всё наверх уходит.

А бухать мы особенно и не бухаем. Так, вечером иногда по писят за ужином. Ну, по сто максимум. Работа выпивки не терпит.

Техника у нас ещё советская вся. Надёжная. Сейчас такой не выпускают. Ей если капиталку нормальную сделать она ещё лет двадцать отработает спокойно, а потом пиздец. Глобальный. Всему.

Я сам механик, служил, кстати, здесь у вас, в Свердловской области, в автороте отдельной…специализированной. Так что вообще я лес сам не валю, в смысле не должен, только у нас так не принято – мужики не поймут.

Тут бригад таких, как наша полно кругом. Леса много, на наш век хватит. А местные работать не хотят, платят мало – работа тяжёлая, да всё одно лучше, чем у нас. Это вы ещё Новгородчину не видели, там вообще весь лес после урагана лежит, разбирать тяжело, проще свежий валить, да кто даст? Нет, там-то, где поглуше, там всё подряд, одни пеньки оставляем, а поближе сюда не велят, только старый разбираем.

Леса, конечно, жаль, только что теперь поделать, если не мы, так другие, пока деньги крутятся — валить будут.

Грибов сейчас уже нет. Холодно. Я и сам это дело люблю. Другой раз пока работаешь ведра два нащёлкаешь, так ещё не всё берёшь. Подберёзовик или моховика, а уж тем более сыроежку мимо. Белый да подосиновик и тот не всякий, надо чтобы крепкий был, чистенький. А рыбалка – это не моё. Мужики после работы иногда с удочками приходят сюда посидеть. Я так если только за компанию. По мне – живи рыба сто лет до меня и столько же после. Сидеть на месте на воду пялиться да комаров кормить – не люблю.

Ну мне пора, КАМАЗ видали гружёный? Скоро порожний вернуться должен.



•••



Он немного помолчал. Докурил очередную свою «Приму», угостил нас парочкой папирос, ирония судьбы — я думал, он у нас стрелять будет, а вышло ровно наоборот. Мы пожелали друг другу удачи и разошлись.

Встретились мы снова уже на обратном пути, завидев нас, лесоруб широко улыбнулся своим почти беззубым ртом:

- А мне позвонили, просили из соседней бригады шланг бензонасоса просили снять. Вы машину видели?

Мы кивнули.

- Ну пора, пора, иначе ждать будет.

Оставить комментарий

Back a Page